АЭРОДРОМ

КОЛЕЖМА

1941-

1944

    Photo of the day

    0

Из книги Иноземцева

// Опубликовано: 9.05.2015 // Просмотров: 623

Победа в Заполярье

Немецко-фашистское командование, стремясь любой ценой удержать территории Крайнего Севера, принимало срочные меры по укреплению позиций 19-го горнострелкового корпуса, занимавшего оборону на петсамо-киркенесском направлении. Используя труднопроходимую местность — скальные сопки, фиорды, озера, — враг создал глубоко эшелонированную оборону с долговременными сооружениями.

Наземные войска противника поддерживались 160 самолетами, базировавшимися на севере Норвегии. Кроме того, в глубине норвежской территории враг имел свыше 300 самолетов, предназначенных для борьбы на северных морских коммуникациях. В случае необходимости гитлеровское командование могло часть этих самолетов использовать для обеспечения действий наземных войск.

Освобождение советского Заполярья от немецко-фашистских захватчиков Ставка Верховного Главнокомандования возложила на Карельский фронт под командованием генерала армии К. А. Мерецкова и Северный флот, которым командовал адмирал А. Г. Головко. На основе указаний Ставки был разработан план Петсамо-Киркенесской операции, по которому 14-я  армия должна была прорвать оборону противника южнее озера Чапр, овладеть районом Луостари и Петсамо, во взаимодействии с частями Северного флота окружить и уничтожить вражескую группировку юго-западнее реки Титовка и в дальнейшем, развивая наступление, освободить районы г. Никель и Сальмиярви, выйти на государственную границу с Норвегией и полностью очистить от гитлеровских войск Петсамскую область.

С воздуха наступающие войска должна была поддерживать 7-я воздушная армия. Но ее соединения базировались на всем протяжении Карельского фронта, так как в июне — августе они обеспечивали наступление 7-й и 32-й армий, а в сентябре — 19-й и 26-й армий. Теперь авиадивизии предстояло сосредоточить на мурманском направлении. Сюда же перебазировалась 113-я бомбардировочная авиадивизия из Резерва Ставки. Вместе с 122-й истребительной авиадивизией ПВО она передавалась в оперативное подчинение командующему 7-й воздушной армией генерал-лейтенанту И. М. Соколову.

Для размещения этих соединений требовалось построить много новых аэродромов. Однако в условиях Заполярья возможности расширения аэродромной сети были крайне ограничены. Только благодаря героическим усилиям командиров, политработников и всего личного состава тыла 7-й воздушной армии, их изобретательности и настойчивости эта задача была решена. Посадочные полосы строили между гор и в безлюдной тундре. В ряде мест пришлось делать насыпные аэродромы, для чего срезали холмы, а лишним грунтом засыпали овраги. Через  глубокие и широкие овраги перекидывали деревянные эстакады. На топких болотах создавали решетчатые деревянные полосные аэродромы. Немало усилий пришлось приложить для создания системы светомаяков и средств навигации.

Для проведения Петсамо-Киркенесской операции в 7-й воздушной армии было 747 самолетов. Кроме того, 275 самолетов выделяли ВВС Северного флота, которыми командовал Герой Советского Союза генерал-майор авиации Е. Н. Преображенский.

Таким образом, советская авиация превосходила в несколько раз самолетный парк противника на Севере. Советские самолеты не только не уступали немецким машинам, но и превосходили их по скорости, маневренности и вооружению. Тяжелые бомбардировщики Ил-4, состоявшие на вооружении 113-й бомбардировочной авиадивизии, по всем показателям были мощнее «Юнкерсов-88», пикирующие бомбардировщики Пе-2 — лучше «Юнкерсов-87». Самолеты-штурмовики Ил-2 вообще не имели себе равных в период войны. Отлично зарекомендовали себя в боях самолеты-истребители конструкции С. А. Лавочкина и А. С. Яковлева.

Тщательно готовились к наступательным боям летные экипажи. Сложные климатические и метеорологические условия требовали от летного состава не только хорошей техники пилотирования, но и всесторонней аэронавигационной подготовки, владения полетом по приборам и радиосредствам.

Исключительно большую и сложную работу в период подготовки к операции провели воздушные разведчики. Ценные сведения о  противнике доставляли мастера воздушной разведки Герои Советского Союза А. В. Колесников, А. Р. Сливка, А. С. Западинский, А. В. Козлов, а также ставшие вскоре Героями Советского Союза А. В. Анохин, В. И. Дончук и другие отважные летчики Карельского фронта.

По плану авиационного обеспечения операции военно-воздушные силы должны были содействовать наземным войскам в прорыве обороны противника и в наступлении; прикрывать ударную группировку 14-й армии; не допускать подхода резервов противника и отхода его войск и техники, разрушать переправы; ночными действиями изнурять и подавлять артиллерию на огневых позициях; уничтожать неприятельские самолеты на аэродромах и в воздухе; топить транспорты в фиордах и портах Петсамо и Киркенес; вести непрерывную разведку поля боя, войсковых и армейских тылов.

Исходя из этих задач, штаб 7-й воздушной армии разработал два варианта боевого использования авиации в операции: один для благоприятных метеорологических условий, допускающих действия всех родов авиации, другой — на случай плохой погоды, исключающей полеты бомбардировщиков.

По первому варианту за день до начала наступления планировалось провести предварительную авиационную подготовку, в день наступления за час до окончания артиллерийской подготовки — непосредственную авиационную подготовку, и затем должна была следовать авиационная поддержка атаки и боя в глубине. Но плохая погода не позволила провести ни предварительной, ни непосредственной авиационной подготовки,

Поддержка атаки пехоты и танков планировалась штурмовыми действиями авиации. Для более тесного взаимодействия авиации с наземными войсками штурмовые авиадивизии закреплялись за стрелковыми корпусами. 261-я штурмовая авиадивизия должна была поддерживать 131-й стрелковый корпус, 260-я штурмовая авиадивизия — 99-й стрелковый корпус. После прорыва главной полосы обороны противника основные силы 7-й -воздушной армии намечалось использовать для обеспечения действий легких стрелковых корпусов и 7-й гвардейской танковой бригады.

Действиями авиации генерал И. М. Соколов руководил с командного пункта командующего 14-й армией генерал-лейтенанта В. И. Щербакова. Командиры 261-й и 260-й штурмовых авиадивизий генерал-майор авиации И. Д. Удо-нин и полковник Г. А. Калугин свои выносные командные пункты развернули при КП командиров 131-го и 99-го стрелковых корпусов. В каждую дивизию 131-го и 99-го стрелковых корпусов были направлены авиационные офицеры с радиостанциями. В их задачу входило наведение самолетов на цель. Истребительной авиацией предусматривалось управлять с КП командующего 14-й армией, где должен был находиться командир 324-й истребительной авиадивизии с необходимыми радиосредствами. Заблаговременно были предусмотрены и доведены до частей сигналы взаимодействия и целеуказания между авиацией и наземными войсками.

В подготовке авиаторов к наступательной операции большую роль сыграли политработники, партийные и комсомольские организации, которыми руководили заместитель командующего 7-й воздушной армией по политической части полковник И. И. Сергеев и начальник политотдела армии полковник М. А. Бутковский. Все авиаторы понимали свои задачи и готовы были отдать все силы для освобождения советского Заполярья.

Утром 7 октября начался штурм вражеской обороны. После артиллерийской подготовки соединения 131-го и 99-го стрелковых корпусов пошли в наступление.

Из-за снегопада с дождем массированный авиационный удар, как это намечалось по плану, нанести не удалось. В воздух поднимались лишь наиболее подготовленные экипажи штурмовиков и истребителей, действовавшие с малых высот мелкими группами.

Шестерке самолетов Ил-2 во главе с капитаном П. А. Рубановым, вылетевшей на штурмовку переднего края противника, пришлось идти плотным строем, то опускаясь под кромку облаков, то пробивая их вверх. Но Рубанов вывел группу точно на цель и с ходу атаковал ее. В результате неожиданного удара было взорвано два склада боеприпасов, разрушено несколько землянок и уничтожено много гитлеровцев. По минометной батарее врага нанесла точный удар группа «илов» под командованием капитана М. Бакарася.

За первый день наступления летчики совершили 229 самолето-вылетов, в то время как авиация противника всего лишь 30.

Войска 131-го стрелкового корпуса прорвали главную полосу обороны неприятеля, форсировали реку Титовка и захватили плацдарм на ее западном берегу. Создались благоприятные  возможности для развития наступления в глубине вражеской обороны.

На второй день наступления погода улучшилась и авиация заработала в полную силу, совершив в течение дня свыше 500 самолето-вылетов. Особенно эффективно действовали штурмовики, оказывавшие непосредственную поддержку наступавшим войскам на поле боя. По заявкам командиров стрелковых корпусов группы «илов» наносили удары по узлам сопротивления противника, по скоплениям боевой техники ж живой силы.

Получив задачу разрушить узел сопротивления на западных скатах высоты 258,3, восьмерка штурмовиков во главе с майором Н. Гончаровым под прикрытием десяти истребителей быстро отыскала цель и точными ударами разрушила несколько блиндажей, взорвала склад с боеприпасами, уничтожила десятки фашистов. Утром воздушной разведкой, а затем и с наблюдательного пункта командира 99-го стрелкового корпуса были обнаружены неприятельские войска, двигавшиеся по дороге от Луостари. По заданию командира корпуса генерал-майора С. П. Микульского командир 260-й штурмовой авиадивизии полковник Г. А. Калугин выслал три группы самолетов Ил-2, по восемь в каждой, для уничтожения противника и его опорных пунктов в полосе наступления корпуса. Задача была выполнена.

Много неприятностей 131-му стрелковому корпусу доставляли артиллерийские и минометные батареи врага, расположенные в опорном пункте на безымянной высоте северо-восточнее озера Чапр. Они вели систематический  фланговый огонь по нашим наступающим войскам. Летчики 7-й воздушной армии несколько раз наносили по высоте бомбардировочные и штурмовые удары, но уцелевшие орудия продолжали стрелять. 9 октября командир корпуса генерал-майор З. Н. Алексеев поставил перед 261-й штурмовой авиадивизией задачу подавить вражеский огонь. По указанию командира дивизии генерала Удонина на задание вылетела шестерка самолетов Ил-2. Ее возглавлял капитан Я. Андриевский. Прибыв в район цели, штурмовики перестроились в круг и меткими ударами, снижаясь во время атак до бреющего полета, разгромили две противотанковые и одну минометную батареи, а также взорвали склад с боеприпасами. Генерал З. Н. Алексеев высоко оценил действия штурмовиков.

Соединения ударной группы 14-й армии при поддержке авиации взломали вторую полосу обороны. Левофланговый 126-й легкий стрелковый корпус, обойдя противника с тыла, 9 октября вышел в район развилки дорог западнее Луостари.

Хорошую помощь корпусу оказала авиация. Воздушные разведчики обнаружили приближение головного полка 163-й пехотной дивизии противника и сообщили об этом немедленно на командный пункт. Первый удар по врагу, подходившему к развилке дорог, нанесли штурмовики, которые создали на дороге пробку и посеяли панику среди солдат и офицеров. Командир 126-го легкого стрелкового корпуса полковник В. Н. Соловьев воспользовался этим и, ускорив выход частей к развилке дорог, вслед за ударом авиации атаковал еще не успевшего принять боевой порядок противника. По показаниям  пленных, в этот день их полк потерял до 40 процентов личного состава.

В период операции интенсивность движения на дорогах в тылу противника резко возросла, а маскировка ослабла. Поэтому удары нашей авиации по вражеским колоннам были очень эффективными. Только 10 октября три группы штурмовиков уничтожили на дорогах западнее реки Титовка и Петсамо до 50 автомашин и много другой боевой техники и живой силы.

Исключительно напряженная борьба разгорелась в воздухе. Немецко-фашистская авиация стремилась помешать боевой работе советских Военно-Воздушных Сил. Хотя мы имели значительное количественное превосходство в самолетах, борьба за удержание господства в воздухе была нелегкой. Это объясняется прежде всего тем, что в суровых условиях Севера мы не успевали в ходе операции строить новые аэродромы на освобождаемой территории. Поэтому приходилось использовать старые. При быстром продвижении советских войск расстояние от линии фронта до наших аэродромов увеличивалось, а у противника — уменьшалось. Тем самым возрастала возможность внезапного появления его самолетов над нашими войсками.

С целью своевременного обнаружения воздушного противника наряду с радиолокационными средствами успешно применялся такой способ. В стороне от вражеских аэродромов, но в пределах визуальной видимости постоянно патрулировали пары наших истребителей Як-9, и летчики открытым текстом передавали командованию информацию о воздушном противнике. Это в значительной степени помогало вести с ним успешную борьбу.

Особенно упорные воздушные бои разгорелись 9 октября. В течение дня летчики 7-й воздушной армии провели 32 воздушных боя, в которых сбили 37 неприятельских самолетов. Характерно, что большая часть воздушных боев происходила над территорией противника, что свидетельствует о наступательной тактике нашей авиации.

Высокое мастерство, мужество и героизм проявляли летчики 20-го гвардейского истребительного авиаполка, которым с мая 1944 г. командовал Герой Советского Союза майор П. С. Кутахов. Он умело руководил летчиками в бою и личным примером увлекал их на подвиги. Во главе с П. С. Кутаховым восьмерка истребителей эскадрильи «Комсомолец Заполярья», сопровождая штурмовиков, в районе цели вступила в бой с 18 немецкими самолетами Ме-109. Пользуясь численным преимуществом, фашисты группами устремились к «илам». Тогда, развернув ударную группу своих истребителей, Кутахов сам атаковал четверку «мессершмиттов». Но тут на его машину напали два истребителя. Ведомый Кутахова майор И. М. Жариков пулеметным огнем отсек гитлеровцев от командира. Но к Жарикову сзади подкрался немецкий истребитель, и ему самому пришлось уклоняться от вражеской атаки. Остальные три фашистских самолета навалились на машину Кутахова. Командир полка умело уходил изпод удара и нападал сам. И вот он в хвосте «мессершмитта». Фашист в страхе бросал машину из стороны в сторону, с горки переходил на пикирование. Однако советский истребитель неотрывно следовал за ним. Уловив выгодный  момент, майор П. С. Кутахов поджег «Мессерш-митт-109».

Геройски сражались и остальные летчики группы, которыми в течение всего боя руководил Кутахов. Старший лейтенант М. В. Шилков, зайдя в хвост «мессершмитту», вогнал его в землю. Но в этом неравном бою погиб и сам. По одной машине уничтожили старший лейтенант И. И. Разумов и младшие лейтенанты М. П. Делаев и В. И. Савинов. Всего группа во главе с Кутаховым сбила 5 самолетов.

Отважно сражались летчики и других полков. Сопровождая группу бомбардировщиков Ил-4, мужество и выдержку в воздушном бою проявил заместитель командира эскадрильи 29-го гвардейского истребительного авиаполка старший лейтенант И. С. Леонович. Отражая нападение вражеских истребителей на охраняемых бомбардировщиков, он на высоте 3000 м атаковал пару «Мессершмиттов-109» и с короткой дистанции сбил ведомого. Командир фашистской пары, очевидно не заметивший гибели своего напарника, продолжал набирать высоту. Леонович воспользовался этим и следующей очередью поджег ведущего «мессершмитта». Однако он сам был атакован двумя немецкими истребителями, а другая пара «мессершмиттов» напала на его ведомого. В бою Леоновича ранило осколком снаряда, самолет был поврежден. Но гвардеец не вышел из боя: вместе с товарищами он продолжал защищать бомбардировщиков. «Илы» вернулись на аэродром без потерь. В этом бою старший лейтенант Иван Семенович Леонович довел свой боевой счет до 28 сбитых самолетов. 2 ноября 1944 г. ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Несколько упорных воздушных боев в этот день провели летчики 122-й истребительной авиадивизии ПВО. Утром войска в районе переправ через реку Валас-Йоки прикрывало звено 767-го истребительного авиаполка этой дивизии под командованием лейтенанта Н. Е. Матвеева. Неожиданно выше себя летчики заметили шесть немецких истребителей Ме-109, которые пытались со стороны солнца атаковать нашу группу. Энергично развернувшись, звено Матвеева пошло в лобовую атаку на врага. Уклоняясь от нападения с передней полусферы, пилот ведущего «мессершмитта» отвернул влево, но попал под пулеметную очередь Матвеева и загорелся. Ведомый «мессершмитт» хотел отсечь Матвеева, но ему помешал младший лейтенант В. П. Знаменский. Советский летчик и фашист в глубоком вираже старались зайти друг другу в хвост. Знаменский постепенно сокращал радиус и неуклонно приближался к «мессершмитту». Немецкий пилот не выдержал и сорвался в штопор. Слаженно действовала в бою пара младшего лейтенанта Т. Д. Гусинского. Он и его ведомый младший лейтенант Ф. И. Цацулин, не раз выручая друг друга, сбили по одному фашистскому самолету.

Большие потери авиации противника 9 октября сразу сказались на ее активности. На следующий день произошло только пять воздушных боев. Но надо было закрепить достигнутый успех и нанести неприятельской авиации решающее поражение. И вскоре такая возможность представилась. Наши воздушные разведчики обнаружили на аэродроме Сальмиярви до 60 самолетов. Командующий 7-й воздушной армией генерал И. М. Соколов приказал произвести по аэродрому два массированных налета.

Летчики по фотосхеме изучили подходы к аэродрому, его противовоздушную оборону и расположение самолетов. Командиры полков детально распределили обязанности между ударной группой и группой подавления зенитных средств противника, а также в группах истребителей прикрытия.

В первом налете, который был осуществлен 11 октября, приняло участие 18 самолетов-штурмовиков Ил-2 и 36 самолетов-истребителей. Еще на подходе к вражескому аэродрому советские самолеты были встречены огнем батарей зенитной артиллерии. А когда «илы» пошли в атаку, с земли застучали автоматические пушки. Но это не остановило советских летчиков. Они прорвались сквозь стену разрывов и сбросили бомбы точно на цель. На аэродроме то тут, то там вспыхивали самолеты с черной свастикой. При выходе из атаки на нашу группу напало несколько немецких истребителей, но экипажи советских штурмовиков и истребителей прикрытия обрушили на них огонь своих пушек и пулеметов. Старший лейтенант И. К. Кузнецов сразу же сбил один «Фокке-Вулъф-190». Вскоре такого же успеха добился и его ведомый младший лейтенант М. А. Тиханский. Еще несколько вражеских самолетов сбили в этом бою их товарищи.

Во втором налете участвовало 55 самолетов-истребителей с подвешенными бомбами. Первыми в воздух поднялись истребители, в задачу которых входило блокирование аэродрома, подавление зенитных орудий и вытеснение авиации противника в случае ее противодействия. За ними пошли группы «яков» и «лавочкиных» для штурмовки аэродрома. Налет оказался для врага неожиданным. На аэродроме шла обычная работа, по окраинам летного поля сновали автомашины, ползали тракторы, технический состав возился у самолетов. Когда над аэродромом показались советские истребители группы блокирования, немецкие зенитчики решили, что вслед за ними придут бомбардировщики, и открыли заградительный огонь. Но почти сразу за группой блокирования из-за облаков вынырнули истребители ударных групп майора А. Г. Гринченко и майора Малиновского, обрушившие бомбы на стоянки самолетов. На следующем заходе они стали расстреливать вражеские машины из пушек и пулеметов. Успешно выполнили свои задачи группы блокирования — ни один фашистский самолет не взлетел. Лишь при отходе от цели в воздухе показались два «Мессершмитта-109», поднявшиеся с другого аэродрома. Капитан В. Б. Митрохин преградил путь врагу и в короткой схватке сбил один из самолетов. За эту и другие победы Василию Борисовичу Митрохину было присвоено звание Героя Советского Союза.

В результате хорошо организованной и умело проведенной операции за два налета на аэродроме Сальмиярви было уничтожено 33 немецких самолета. Кроме того, 5 машин советские летчики сбили в воздушных боях. Наши потери составили лишь один самолет Ил-2, сбитый зенитной артиллерией. А всего за пять дней наступления советских войск враг потерял 99 самолетов. После этого авиация противника долго не могла оправиться и ее сопротивление заметно снизилось.

Несмотря на усложнившиеся метеорологические условия, советская авиация продолжала оказывать помощь наступающим частям. В условиях тундры, сильно пересеченной и местами заболоченной местности, бездорожья, при быстром продвижении войск 14-й армии артиллерия корпусов нередко отставала от стрелковых частей, поэтому ее задачи приходилось выполнять нашей бомбардировочной и штурмовой авиации. Она стала, можно сказать, воздушной артиллерией, действовавшей по заявкам наземного командования. И авиаторы сразу же откликались на их запросы.

13 октября 325-й стрелковый полк на одной из дорог отрезал пути отхода группе вражеских войск. Чтобы выбить нашу часть с этого участка, противник стал сосредоточивать там свои силы. Советское командование вызвало авиацию. В небе появились краснозвездные самолеты. Последовал мощный штурмовой удар, и контратака врага оказалась сорванной.

От летчиков требовалась безупречно точная работа, так как обстановка на земле менялась очень быстро. 14 октября наступлению 131-го стрелкового корпуса мешал опорный пункт на высоте 181, находившийся на развилке шоссейных дорог, ведущих на Петсамо. Погода стояла скверная, поэтому на задание вышли лучшие экипажи во главе с капитаном Г. Пьянковым. Но когда группа штурмовиков была уже в воздухе, части корпуса заняли восточный скат этой высоты. Авианаводчик вовремя перенацелил летчиков на западные скаты. Удары штурмовиков оказались очень точными и эффективными.  Четверка Пьянкова уничтожила много вражеских солдат и офицеров, подавила огонь артиллерийских орудий и минометов, разбила несколько пулеметов, расчистив тем самым путь пехоте. Скоро наши части заняли всю высоту.

В ночь на 15 октября советские войска овладели важным узлом обороны противника — Петсамо (Печенга). 14-я армия во взаимодействии с Северным флотом при поддержке 7-й воздушной армии нанесла большой урон частям гитлеровского 19-го горнострелкового корпуса и отбросила их к западу и северо-западу от Петсамо и Луостари. Создавались благоприятные условия для развития наступления к границам Норвегии.

Приказом Верховного Главнокомандующего 122-й истребительной авиадивизии ПВО полковника Ф. А. Погрешаева, а также соединениям и частям ВВС Северного флота: 6-й истребительной авиадивизии генерал-майора авиации Н. Т. Петрухина, 2-му гвардейскому истребительному авиаполку подполковника Д. Ф. Маренко, 46-му штурмовому авиаполку майора Г. В. Павлова — было присвоено почетное наименование Печенгских.

ВВС Северного флота активно действовали в ходе всей операции. Морские летчики поддерживали наземные войска в наступлении, обеспечивали высадку морских десантов, совершали налеты на вражеские порты и суда в море. Несмотря на усиленное прикрытие конвоев, по ним наносили массированные удары торпедоносцы, бомбардировщики и штурмовики. Они, как правило, применяли следующую тактику: истребители связывали боем воздушное прикрытие конвоя, а часть участвовавших в ударе сия действовала по кораблям охранения, расчищая путь к транспортам нашим торпедоносцам и бомбардировщикам. Если после первого удара конвой не был разгромлен, наносился повторный удар.

Таким двойным ударом 16 октября был уничтожен вражеский конвой, обнаруженный воздушной разведкой на выходе из Бек-фиорда. В первом налете штурмовики потопили 4 корабля и 1 катер, а торпедоносцы — транспорт и сторожевой корабль. К вечеру был нанесен второй удар. В результате наши летчики потопили еще 2 транспорта, 3 сторожевых корабля и тральщик. В воздушных боях при этом было сбито 4 вражеских самолета.

При нанесении удара по конвою смертью героев погиб экипаж во главе с командиром 9-го гвардейского минно-торпедного авиаполка подполковником Б. П. Сыромятниковым. Во время атаки его самолет был подбит снарядом корабельной артиллерии. На горящей машине экипаж все же торпедировал вражеский транспорт, но и их самолет упал в море. Подполковнику Борису Павловичу Сыромятникову, штурману майору Александру Ильичу Скнареву и воздушному стрелку старшему сержанту Георгию Сафроновичу Асееву посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

С освобождением Петсамо началась подготовка ко второму этапу операции. 7-я воздушная армия прикрывала перегруппировку войск 14-й армии и одновременно подтягивала авиационные части ближе к линии фронта. С 18 октября все усилия воздушной армии были снова  сосредоточены на поддержке соединений 14-й армии, возобновивших наступление.

Ожесточенные бои разгорелись за преодоление заранее подготовленного оборонительного рубежа немецко-фашистских войск, которые пытались задержать продвижение 99-го стрелкового корпуса на Ахмалахти и 31-го стрелкового корпуса на Никель. Здесь враг создал две сильные артиллерийские группировки. Первая, в составе до 9 батарей, беспрерывными фланкирующими огневыми налетами мешала продвижению частей 99-го стрелкового корпуса по дороге на Ахмалахти, вторая, в составе до 6 батарей, препятствовала наступлению 31-го стрелкового корпуса на Никель.

На помощь стрелковым корпусам пришла штурмовая авиация. 20 октября по артиллерийской группировке, расположенной у стыка дорог северо-восточнее Ахмалахти, нанесли удар группы штурмовиков, в каждой из которых было по 6–8 самолетов. Ведущими групп шли опытные летчики капитаны Н. В. Боровков, П. А. Рубанов, А. Тимошенко, П. Я. Усачев, старшие лейтенанты Новиков, Д. Чепеленко. Авиаторы уничтожили 2 батареи полевой артиллерии, взорвали 4 склада боеприпасов, разбили 16 автомашин, подавили 7 батарей полевой и 3 батареи зенитной артиллерии противника. Командир 99-го стрелкового корпуса передал: «Штурмовики работали отлично».

Да, штурмовики наводили настоящий ужас на гитлеровцев. Немецкий обер-ефрейтор, взятый 22 октября 1944 г. в плен, признавался: «Особенно велика паника при налетах русских штурмовиков. Сразу теряется всякое управление подразделениями, все мечутся и спешат  укрыться в камнях. Солдаты приходят в себя через добрую пару часов. Штурмовики удручающе действуют на психику наших солдат».

Хотя авиации противника и был нанесен серьезный урон в предыдущие дни, она все же совершала отдельные налеты на советские войска, пытаясь замедлить темп их наступления. Фашистские истребители нападали также на советские самолеты в воздухе. Поэтому группы бомбардировщиков и штурмовиков вылетали на боевое задание в сопровождении истребителей.

Большим мастером прикрытия был командир эскадрильи 19-го гвардейского истребительного авиаполка капитан Г. Ф. Дмитрюк. Когда его эскадрилья сопровождала «илы», летчики-штурмовики чувствовали себя в безопасности. За время Петсамо-Киркенесской операции Григорий Федосеевич сбил четыре вражеских самолета. За мужество и героизм, проявленные в борьбе с гитлеровскими захватчиками, за образцовое выполнение боевых заданий ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

20 октября эскадрилья капитана Г. Ф. Дмитрюка сопровождала самолеты Ил-2 на штурмовку переднего края обороны противника. За линией фронта летчики встретили 11 бомбардировщиков Ю-87 и 12 истребителей Ме-109. Капитан Дмитрюк, мгновенно оценив обстановку, повел звено на бомбардировщиков, а четверка капитана П. З. Кочегина осталась со штурмовиками. Стремительной атакой наши летчики разбили строй фашистских бомбардировщиков и стали расстреливать самолеты с черными крестами. Вниз полетели горящие «юнкерсы».

У самой цели на группу «илов» и прикрывавших их истребителей напали шесть «Мессершмиттов-109». Отбивая их атаки, лейтенант С. Н. Слюнин поджег один фашистский самолет. Штурмовики, выполнив задание, взяли курс на аэродром. Капитан Кочегин приказал паре Слюнина сопровождать штурмовиков, а сам с младшим лейтенантом Р. М. Середой связал боем «мессершмиттов», стремясь оттянуть их в сторону. В одной из лобовых атак Кочегин сбил немецкий истребитель. Но вскоре и его подбили. Пришлось прыгать с парашютом. Приземление произошло на территории противника. Отстреливаясь из пистолета, Кочегину удалось уйти от погони гитлеровцев. А через сутки он, голодный и усталый, встретил местных жителей. Норвежцы, рискуя жизнью, несколько дней прятали летчика, пока советские войска не изгнали из села фашистов.

Большую помощь наземным войскам оказала авиация при овладении населенным пунктом Никель. Поддерживая наступление стрелковых корпусов, экипажи 7-й воздушной армии 21 октября совершили 487 самолето-вылетов. Высокую оценку действиям авиации дал Военный совет 14-й армии.

«В боях за Никель, — отмечал он, — бомбардировщики и штурмовики, сопровождая 31-й стрелковый корпус, сорвали контратаку противника, пытавшегося прорваться из окружения, ускорили взятие Никеля и уничтожение окруженной в этом районе вражеской группировки.

Истребительная авиация надежно прикрывала группировку войск и их действия, почти полностью изгнав с поля боя авиацию противника. Особенно большую помощь истребители  оказали действующим в тылах врага частям 126-го и 127-го легких стрелковых корпусов. Несмотря на неоднократные попытки авиации противника сорвать продвижение частей этих корпусов, истребители обеспечили их прикрытие, и рейд 126-го и 127-го легких стрелковых корпусов прошел без потерь».

В дальнейшем авиация содействовала наземным войскам в овладении портом и городом Киркенес. В боях за него одержал свою 21-ю победу в воздухе штурман 191-го истребительного авиаполка майор Трофим Афанасьевич Литвиненко, которому вскоре было присвоено звание Героя Советского Союза.

С 23 по 25 октября 1944 г. 7-я воздушная армия совершила 683 самолето-вылета. 25 октября Киркенес был очищен от гитлеровцев.

Приказом Верховного Главнокомандующего 80-му бомбардировочному авиаполку подполковника Г. П. Старикова, 114-му гвардейскому дальнебомбардировочному авиаполку майора А. Н. Володина 7-й воздушной армии, 5-й минно-торпедной авиадивизии генерал-майора авиации Н. М. Кидалинского, 9-му гвардейскому минно-торпедному авиаполку майора А. И. Фокина, 20-му истребительному авиаполку подполковника Д. А. Петрова и 118-му разведывательному авиаполку подполковника С. К. Литвинова ВВС Северного флота было присвоено почетное наименование Киркенесских.

Петсамо-Киркенесская операция завершилась полной победой советских войск. Важную роль в ее достижении сыграла авиация Карельского фронта и Северного флота. За время операции экипажи 7-й воздушной армии совершили 6732 самолето-вылета, уничтожили более  700 автомашин, около 250 повозок, 21 бензоцистерну и бензозаправщик, взорвали 24 склада с боеприпасами, разрушили около 30 землянок и блиндажей, подавили или частично уничтожили около 100 артиллерийских и минометных батарей, рассеяли и уничтожили много солдат и офицеров противника. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено 129 вражеских самолетов.

* * *

После победоносного завершения Петсамо-Киркенесской операции боевые действия в Заполярье прекратились, северное небо снова стало чистым. Но эта мирная тишина на северном фланге советско-германского фронта была завоевана в трудной и кровопролитной борьбе, которая длилась 40 месяцев.

Советские авиаторы вступили в бой с первых дней Великой Отечественной войны, помогая наземным войскам сдерживать натиск немецко-фашистских и финских захватчиков. Без авиационной поддержки не проходила ни одна наступательная операция Карельского фронта. За период боев в Заполярье и Карелии советская авиация уничтожила и повредила много танков, орудий, минометов, автомашин, паровозов, вагонов, кораблей и другой боевой техники противника, истребила тысячи неприятельских солдат и офицеров. Летчики Карельского фронта и Северного флота своими самоотверженными действиями обеспечили бесперебойную работу важнейших коммуникаций Севера — водного пути по Баренцеву и Белому морям и Кировской железной дороги, надежно  прикрыли Мурманск и другие города Заполярья и Карелии.

На протяжении всей войны наши летчики вели упорную борьбу за господство в воздухе, от исхода которой в значительной мере зависели успехи наземных войск. Уже в 1942 г. немецко-фашистская и финская авиация утратила на Севере господство в воздухе, которое затем было завоевано советской авиацией. За время войны на Севере было уничтожено более 2 тыс. самолетов противника. Самолетный парк врага неуклонно уменьшался. А советские Военно-Воздушные Силы постоянно усиливались. Если к началу войны в Заполярье и Карелии мы имели всего 273 самолета, то в июне 1944 г. только в 7-й воздушной армии их насчитывалось 875.

Большие потери враг понес и в летном составе. В воздушных боях погибли многие гитлеровские асы. На смену опытным пилотам приходили скороспелые летчики, которые боялись вступать в бой, если не имели количественного превосходства над советскими самолетами.

В жестокой борьбе с врагом наши летчики проявили несгибаемую волю к победе, мужество и героизм, не останавливаясь перед самопожертвованием. За время войны на Севере они совершили более 30 огненных и воздушных таранов. Смертельной опасности экипажи подвергались в каждом боевом вылете. Но они шли на риск во имя свободы и независимости Советской Родины, во имя Победы.

Настоящим подвигом был и самоотверженный труд авиационных механиков, техников и инженеров, которые в суровых условиях Севера готовили самолеты к боевым вылетам,  возвращали к жизни машины, которые, казалось, уже нельзя было восстановить.

Родина высоко оценила боевые заслуги воздушных защитников Заполярья и Карелии. Многие авиационные соединения и части Карельского фронта были награждены орденами, одна авиационная дивизия и пять авиационных полков были преобразованы в гвардейские, все пять дивизий 7-й воздушной армии получили почетное наименование Свирских. За мужество и отвагу, за высокое боевое мастерство и одержанные победы в воздухе более 30 летчиков и штурманов Карельского фронта были удостоены звания Героя Советского Союза. Высокими наградами отметила Родина и боевые заслуги североморских авиаторов.

Не все воздушные защитники Заполярья и Карелии дожили до победы. Смертью храбрых погибли Герои Советского Союза И. В. Бочков, В. И. Дончук, Л. И. Иванов, П. А. Каиков, Е. А. Кривошеее, В. П. Миронов, А. П. Поздняков, М. В. Салов, П. Я. Самохин, К. Ф. Фомченков, А. С. Хлобыстов и многие другие известные и неизвестные летчики, штурманы, стрелки-радисты, авиационные инженеры, техники и механики.

Массовый героизм авиаторов явился результатом их высоких морально-боевых качеств, которые воспитывались нашей славной Коммунистической партией. Партийно-политическая работа в авиационных частях велась тем активнее, чем более важные и сложные задачи приходилось им решать.

Советский народ никогда не забудет славные подвиги живых и павших воинов. Их именами названы улицы городов и поселков, пионерские  дружины. Новые поколения крылатых защитников Заполярья учатся у них так же преданно служить советскому народу, надежно охранять мирное небо советского Севера.



Метки: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *