АЭРОДРОМ

КОЛЕЖМА

1941-

1944

    Photo of the day

    0

Из дневника Г.Т. Мироненко

// Опубликовано: 3.05.2015 // Просмотров: 567

24 августа 1941 г.
Наконец-то я решил взять в руки тетрадь и перо, чтобы отныне исполнять давнее желание — писать дневник. Сюда буду записывать не только о себе, но и о своих боевых друзьях и просто знакомых, вписывать все, что встретится в жизни интересное и поучительное. Пусть эта тетрадь все запечатлеет — не для меня, так для моего младшего брата Николая, не для него, так для одного из тех, кто найдет в ней для себя пользу. Думается, что тетрадь попасть в руки врага не сможет, поэтому буду называть всех и все собственными именами.

22 марта 1942 г.
Опять я в Действующей Армии, на Карельском фронте. Не без приключений получили, доучились и перелетели на новой материальной части. Не без приключений будет и боевая работа на ней. В Обозерской встретил своего боевого командира экипажа — Маркелова Владимира Леонтьевича, и совместными усилиями с ним добился перевода меня в его экипаж. Снова летаем вместе. Как его иногда ни ругают за недостойное поведение, а летчик он все-таки замечательный. Первыми в эскадрильи за работу в воздухе получили благодарность командира эскадрильи: Маркелов и Савельев — штурман нашего самолета. Боевой работы не начинали. Но, кажется, завтра она начнется. Работа есть и работать будем на совесть. Слетанность нашего экипажа уже достаточная, чтобы получить право на боевую работу. Квартируем в с.Колежма. Село в 400 домов кучно расположено на берегу Белого моря у Колежмской губы на реке Колежма, с двух сторон огорожено небольшими сопками. Через село протекает ручей. Постройки — все деревянные, просторные и содержатся в чистоте. Характерно для всех северных сел, что располагаются они среди леса, а в самом селе только несколько чахлых березок торчат у ручья да на кладбище, резко выделяется на общем фоне роскошная еловая роща. Днем село кажется мертвым. Только изредка пройдет кто-нибудь по нужде, из дома в дом или к ручью набрать воды. Село живет рыбным промыслом. Из мужчин в колхозе остались только старики и подростки, все остальные ушли на фронт. Женщины поддерживают колхозное хозяйство и работают на аэродроме — трудовая повинность военного времени. Вечерами молодежь собирается в клубе (бывшая церковь), где бывают кинокартины и под выходной и в выходной — танцы под гармонь. Население охотно принимает военных на квартиры. Мы разместились в центре села. В комнате шесть человек. Комната просторная с пятью окнами. Стены оклеены голубыми с цветами обоями, полы крашены. Тепло и уютно. Квартира отвечает всем требованиям для выполнения обязанностей редактора «Боевого листка», и придется за работу взяться как следует. Сегодня ровно месяц, как меня назначили редактором, а выпустил я за это время всего-навсего шесть номеров. Раньше можно было сослаться на квартирные условия, теперь будет стыдно. Пора покончить с Казанской ленью. Надо работать. И выпускать в месяц на первый случай хотя бы листков 12-15.

Несколько выдержек из помещенного материала в «Боевых листках»:

Оружием и рублем
Фашистов разобьем.
Выученный урок —
Шаг вперед.
Больше делай шагов
Для разгрома врагов.
Читатель этих строк!
Пиши заметки в «Боевой листок»!
Товарищ!
Повышай опыт и знания,
Включаясь в соревнование.
Механик!
Работой прочной и чистой
Готовь разгром фашистов.

23 марта.
Боевых заданий все еще нет. Оттепель. При взлете машина пробегает всю площадку и с трудом отрывается в конце. Снег мокрый, липкий. Только два полета по кругу сделал наш новый комэск* майор Сукманов. Все остальные занимались маскировкой стоянок. Пилили молодые ели и обставляли ими машины. Пользы немного, но день убит. Нашу квартиру заняло начальство эскадрильи. Мы переселились на его место. Здесь народу больше, а потому нет прежнего простора и уюта. За неимением места мое новоселие ознаменовалось дежурством по общежитию без права ночного сна. Дежурю.**
26 марта.
Ночью была вьюга и потом шел снег. Дороги и аэродром завалены снегом. Полпути машину проталкивали. 8 км ехали 45 минут. На аэродроме расчищали взлетную полосу. Снег на машинах свозили на окраины аэродрома. Работы хватит на несколько дней. Будут заносы, будем повторять чистку — но все-таки к весне у нас взлетная полоса для машин на колесах будет. Подготовил «Боевой листок» на завтра. Об Азарове длинно и дерзко. Пропустят ли?
27 марта.
Пропустили. Против ожидания фельетон имеет большой успех. Некоторые перечитывают его по несколько раз. Отдельные фразы заучены и сегодня имеют господство в разговорах. Значит, работать умеем, нужна только некоторая напористость и желание. Георгий Юрк*, рождайся снова, тебя будут уважать, с тобой будут считаться. После ужина работали до 24.00 на расчистке дороги на аэродром. Расчистили совместными усилиями с 80-м полком около километра. Завтра должны ходить автомашины.
29 марта.
Залетал к нам генерал-майор Хрюкин. Сказал, что нам, резерву главного командования Карельского фронта, придется без работы сидеть еще месяца полтора. Вот тебе и близость боевых дней! Генералу надо верить: он только что из Москвы, от Сталина. Значит, наше время еще не настало. Будем ждать. А как уже надоело ждать то одно, то другое, то третье! И какой черт нас только держат при главном командовании. Придали бы какой-нибудь армии и всем ожиданиям конец.
1 апреля.
Сегодня я дневалил и на аэродроме не был. А день был замечательный. Наши летали, много летали — целый день гудели моторы. И под этот общий шумок (учебных полетов) экипажи капитана Ивашкина и младшего лейтенанта Егорова сходили на боевое задание. Фотографировали результаты ночного бомбометания 20-го АП* и аэродром на Тикш-озере. Начало сделано! Завтра на боевую работу уйдет одно звено. Будут базироваться вблизи линии фронта. Задачи будут в основном разведывательного порядка. А я все жду.
7 апреля.
Чувствуется некоторая усталость. Наверное, от того, что недоспал. С 3 числа мы спали по 3-5 часов в сутки и все время на ногах в тяжелом обмундировании. Один раз пришлось топать пешком на аэродром и обратно в полной летной форме.



Метки: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *