АЭРОДРОМ

КОЛЕЖМА

1941-

1944

    Photo of the day

    0

Интервью Колесникова А.В.

// Опубликовано: 6.05.2015 // Просмотров: 706

552390_900

Алексей Колесников: «Моя звезда на пиджаке не золотая»

Недавно днепропетровцу летчику-разведчику Герою СССР Алексею Васильевичу Колесникову исполнился 91 год. В канун праздника с ветераном встретился корреспондент городского сайта.

— Алексей Васильевич, что было бы лучшим подарком ко дню рожденья, как будете отмечать?

— В кругу семьи, уже из Киева приехала дочка, готовимся. Люблю радоваться жизни, а не жаловаться на нее. Сейчас мне очень не хватает обычной соковыжималки, моя поломалась, а я очень люблю свежий морковно-яблочный сок. Не лишен я приятных слабостей: люблю немного, грамм 50, выпить коньяка, в день рождения пригублю вино, сейчас мое любимое «Старый Херсонес». Еще сейчас уговариваю правнука пойти учится на вождение, а то автомобиль есть, а зять заболел и ездить стало некому. А я хочу весной-летом выезжать к сестре на дачу. Хочется выздороветь. Перенес всего 16 операций. Несколько лет назад на левой ноге обнаружили меланому. Оперировали уже дважды, болезнь все не уходит, с каждым разом все тяжелее отхожу от наркоза. А хочется еще пожить, интересно, чем все это закончится…

— Чем увлекаетесь, что вас радует?

— Люблю читать, читаю все, что попадает в руки – от брошюр до классики. Слежу за политикой, интересно, куда движется наше государство. До болезни часто ездил в Москву и Киев, знакомился с политиками. А теперь местные руководители приходят ко мне в гости. С радостью принимаю всех, кто пожелает прийти ко мне. Если люди хотят – рассказываю о войне, если нет – просто общаемся на житейские и политические темы. И сам не чужд политики, в 2006 году даже участвовал в выборах, как кандидат в райсовет по спискам социал-демократической партии. Я люблю этот город, живу в нем с шестидесятого года. Собственно благодаря одному из увлечений я выбрал Днепропетровск. Когда закончил службу и уволился, выбирал город, в котором буду жить, меня привлекли города на Днепре. Мечтал, как буду рыбачить на Днепре, да и вузов здесь было много, а дочь как раз школу заканчивала. Вот и переехал с семьей в Днепропетровск. И что вы думаете? Порыбачил всего раз 5, снасти до сих пор стоят в углу. Сначала было некогда, работал, а как вышел на пенсию, так отвадило после одного случая. Стою как-то на набережной возле Комсомольского острова, просто наблюдаю за рыбаками. Вдруг слышу окрик, поворачиваюсь, а на меня несется огромное колесо от Камаза. На дороге случилась авария, колесо соскочило с оси и полетело в мою сторону. Я отошел и оно, проломив ограду, упало в Днепр. Если бы мужчина не крикнул, я был бы в Днепре. С тех пор на рыбалку не хожу.

— Что для вас значит Звезда Героя СССР? Что она вам дала?

— Прежде всего – это уважение людей. Сейчас – это льготы при оплате коммунальных услуг и надбавка к пенсии. Моя звезда на пиджаке не золотая. В 80-е возвращался я с мероприятия, на которое меня попросили одеть звездочку и возле подъезда только успел краем глаза заметить как что-то блеснуло, удар по голове. Очнулся – портфель с деньгами (700 рублей) в руках, а звездочки нет. Вызвал скорую и 2 месяца пролежал в больнице. Вот так лишился я золотой звездочки, которую мне вручили в 1944-м. Вместо нее на заводе мне сделали вот эту из сплава, ее и ношу с тех пор.

— Помните день, в который вам вручали звезду Героя и за что вам ее присвоили?

— Я служил воздушным разведчиком и нам звезду давали за 100 боевых вылетов, когда я налетал 102 вылета, меня представили на звание, а получил я его в апреле, мне тогда исполнилось 23 года, и к тому времени я налетал 160 вылетов. Всего за войну совершил 327 боевых вылетов, бывало, что в день было по 2-3 вылета.

— А как вы попали в воздушную разведку?

— Я с детства хотел стать летчиком, поэтому поступил в аэроклуб, где изучал азы авиации. Там было два «кукурузника», на которых мы и учились. В 38 году пошел в летное училище, которое закончил в мае сорокового. Нас тогда очень торопили, готовили на Финскую кампанию, но она закончилась. Поэтому попал на службу в боевой полк аж в Архангельск. Попал в хорошую группу со старыми и опытными летчиками, группа по сопровождению англичан и американцев. А в августе 41-го меня отправили на Карельский фронт. Первый боевой вылет произошел 1 сентября 41 года. Я был в группе из 9 самолетов, тогда мы сразу потеряли два экипажа. Я предпочитал летать сам. Вылетал в любую погоду и фотографировал военные аэродромы. У меня на бомбодержателях вместо бомб были установлены два фотоаппарата, которые фотографировали с восьми тысяч метров. На самолете летало три человека: летчик (я), штурман и радист.

— Какими свойствами должен обладать воздушный разведчик?

— Смелостью и инициативностью, хотя за это и не всегда хвалят. Однажды ходили на бомбометания, вижу к линии фронта идет колонна немцев. Я отстал от строя и штурмовал колонну. Когда вернулся домой, командир полка сказал арестовать, не допускать к полетам. А командующему доложили, что нашелся храбрый летчик, который отстал от группы и штурмовал колонну, он позвонил и приказал дать благодарность. И как только начали создавать разведывательную эскадрилью, меня сразу туда и отправили. Полку нужно было отделаться от такого отчаянного, а разведке как раз и нужен такой человек. Получается я основатель боевой разведки Карельского фронта. Начинал летать я один на самолете СБ, а потом получил переоборудованный для разведки самолет Пе-2. И всю войну прошел на одном самолете и после войны до сорок седьмого года летал на нем. А самолет СБ остался на Карельском фронте где-то под Мурманском как музейный экспонат. На севере летать не просто, там рельеф и местность такие, что бывала часто непогода. Все сидят, а разведчик должен лететь при любой погоде, даже если высота облачности 50 метров. Тут нужна техника пилотирования, я тренировался и днем и ночью, и в облаках по приборам. Нужно было собрать все нервы в кулак, один днем, все тебя видят, стреляют. Привозил по 180 пробоин за раз. Бывает снаряд разорвется близко и осколки разлетаются в разные стороны, разрывают обшивку. В 44-м был такой случай: слышу характерный звук разрывов снарядов, попытался уйти с курса разворотом и тут в кабине взрыв. Пробило стекло 20 мм (пулемет не пробивает) и осколок шириной с палец, чиркнул меня по подбородку и разрубил алюминиевый карабин на груди и оказался у меня на коленях. Я этот осколок года три возил с собой. После боевого вылета положено 100 грамм и, скажу вам, они снимают стресс. Ведь не боятся только глупые. Один раз я был подбит и еле дотянул на одном моторе до ближайшего аэродрома. Ни один экипаж, потерпевший крушение, домой не вернулся. Даже если летчик и прыгал с парашютом за линией фронта, он не доходил. Дороги были насыпные и вдоль них, на деревьях сидели финские женщины-кукушки, и все было пристреляно. Везде тайга и непроходимые болота. Финны, конечно, народ отчаянный.

— У вас, наверное, тысячи раз расспрашивали о войне, не надоело рассказывать одно и то же?

— Нет, я понимаю, что людям нужно интересно, и стараюсь рассказать о себе максимально понятно и доступно. Меня часто фотографируют, берут интервью. Все гимнастерки и сапоги давно раздал, как и остальные Герои. В 1969 году в Днепропетровске проживало 52 Героев СССР, а сейчас нас осталось двое: я и Волохов. Я на правом берегу удерживаю плацдарм, а он на левом.

Весть о начале войны застала меня в Архангельске, служил недалеко от него на острове Ягодник. В тот день я был в увольнении, вернулся из Архангельска в часть, а у нас как раз срочное построение, переодеться не успел побежал, было два часа дня. И тут нам объявляют: «Кто еще не знает, сегодня в 4 часа утра началась война».

Закончилась война на Карельском фронте в ноябре 44 года, Норвегия и Финляндия вышли с войны и объявили войну Германии. Я к тому времени перефотографировал почти всю Финляндию и на границе с Норвегией искал немецкую часть, которая бомбила Ленинград и Мурманск.

В начале войны познакомился со своей женой – медиком, она провожала меня в 41-м в первый вылет. Перед каждым вылетом проверяла пульс и давление и после вылета встречала. С Евгенией Федоровной мы прожили 68 лет, в 2009-м году она ушла из жизни.

— Чем занимались после войны?

— В 1947 поехал учиться в Москву в военно-воздушную академию. Закончил в 49-м и меня отправили в полк югославов, летчики и штурманы были югославы, а командиры – русские. А потом меня списали с летной работы и я оказался в транспортной авиации, служил на Сахалине при штабе армии. Оттуда в 60-м году ушел в отставку по болезни. С шестидесятого года живу в Днепропетровске. Здесь работал начальником штаба гражданской обороны на предприятиях, была кадровая работа, а закончил в университете начальником охраны. Работал до 96 года, пока не исполнилось 75 лет.

Я на жизнь жаловаться не могу и по службе: вырос от младшего лейтенанта до полковника, всю жизнь прожил со своей женой, и вообще, она у меня сложилась.

 

26.03.2012

 

Источник информации: http://www.sammler.ru/index.php?showtopic=153254

 

Колесников Алексей Васильевич скончался в Днепропетровске 15 апреля 2015 года .



Метки: , ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *