АЭРОДРОМ

КОЛЕЖМА

1941-

1944

    Photo of the day

    0

Из воспоминаний Рубанова П.А. о Николае Кукушкине

// Опубликовано: 3.05.2015 // Просмотров: 898

Почти полвека дружим мы с нашим земляком, Героем Советского Союза, генерал-майором авиации Петром Акимовичем Рубановым. Вместе работали над книгой “Взмахнув серебряным крылом…” Это книга о детстве и юности Петра Акимовича, о наших земляках, с которыми ему довелось вместе воевать. Это книга о великой любви к Родине.

Я попросила Петра Рубанова поподробнее рассказать о бывшем летчике-инструкторе Черногорского аэроклуба, командире 1-й эскадрильи 828-го Свирского Краснознаменного ордена Суворова 3-й степени штурмового авиаполка Николае Кукушкине. И вот о чем поведал Петр Акимович.
Kukushkin
— В 1936 году в Черногорске при Доме обороны был открыт аэроклуб. На пилотское отделение приняли всего 14 курсантов. В их числе оказались и мы с Николаем Кукушкиным. Учились с большим интересом. Николай был немножко постарше нас — строгий, ответственный, целеустремленный. А по характеру — добрый и открытый.
Kukushkin
В конце 1937 года руководство аэроклуба решило из наиболее подготовленных курсантов создать инструкторскую группу. В нее зачислили Кукушкина, Бурцева, Дудуева, Коченаева, Урыбина и меня. Это были самые лучшие годы нашей жизни. Какая была свобода! Какая большая дружба связывала летный и технический составы! Очень интересно проходили командирские занятия. Летчики-инструкторы летали в сложных метеоусловиях, нередко ночью. И полеты требовались чистые, красивые… Именно так и летал Николай Кукушкин, и я втайне старался равняться на него.

В июне сорок первого началась война, а к сентябрю у нас был сформирован 679-й авиаполк ночных бомбардировщиков на самолетах У-2. В его состав вошли я, Кукушкин, Усачев, Статкевич, Павличев, Петрик, Котляревский и другие аэроклубовцы. Нам подали эшелоны, и, погрузив самолеты, мы отправились в подмосковный город Егорьевск, где находился штаб. Это было тяжелейшее для столицы и всей страны время. Но нашим войскам ценой огромных потерь удалось остановить фашистов, а затем и отбросить их далеко на Запад. В приказе Верховного главнокомандующего Сталина личному составу нашего полка была объявлена благодарность за оборону Москвы.

В феврале 1942 года меня, Кукушкина и других летчиков перевели на Карельский фронт, в формирующийся 828-й штурмовой авиаполк. Вместе с сухопутными войсками мы должны были удерживать железную дорогу Ленинград — Петрозаводск — Мурманск. По ней шел поток грузов из стран — союзников антигитлеровской коалиции. Командиром нашего полка был назначен Герой Советского Союза Митрофан Петрович Краснолуцкий, а командиром первой эскадрильи — Николай Кукушкин.

По данным разведки, на аэродроме Гирвас базировалась немецкая авиация. Он был хорошо прикрыт зенитной артиллерией и постоянным патрулированием истребителей. Наш полк получил приказ — нанести бомбовый удар по этому аэродрому. В первой группе было восемь самолетов И-153. Ведущий — Николай Кукушкин. Его ведомый — я. Вторую группу в составе восьми самолетов И-15 БИС вел командир полка Краснолуцкий.

К цели подошли в полном боевом порядке. Комэск Кукушкин передал: “Приготовиться к атаке!” И его самолет энергично перешел в пикирование. Я следовал за ним. Передо мной открылась панорама летного поля, на котором стояли немецкие самолеты. Я прицелился, нажал кнопку “бомбы пошли” и одновременно открыл огонь из пулеметов. На безопасной высоте комэск вывел самолет из крутого пикирования. Я последовал его маневру. Оглянувшись, я увидел облако пыли и дыма. Потом появился огонь. Значит, цель поражена. Комэск Кукушкин покачиванием крыльев передает: сбор группы. Самолеты в полном составе занимают боевой порядок.

Вторая группа тоже успешно провела бомбометание, но при выходе из атаки завязался воздушный бой с немецкими истребителями. Я перешел на левую сторону от ведущего, чтобы прикрыть его. Вторая группа вела трудный бой. Воздух пронизывали трассы пулеметного огня. Командира полка атаковали два вражеских истребителя. Одного из них сбил Константин Котляревский. Домой нам все же удалось вернуться без потерь.

В тяжелых упорных схватках шло лето 1942 года. Мы, летчики, приобретали боевое мастерство, накапливали опыт. И главное — били, били врага!

В декабре мы получили на вооружение новый самолет ИЛ-2. На нем было два пулемета, две 23-миллиметровые пушки, по четыре реактивных снаряда на каждом крыле, и еще он мог брать четыре бомбы по сто килограммов. Вот это штурмовик! Настоящий летающий танк! На этих самолетах мы стали наносить по врагу еще более сокрушительные удары. Но были и потери…

День 10 марта 1943 года… Навсегда остался он в памяти полка как день беспримерного героизма и день великой печали.

Полк стоял на Кандалакшском направлении. Противник постоянно бомбил город и железную дорогу. Командование поставило перед полком задачу — нанести удар по аэродрому Алакуртти, уничтожить самолеты врага на стоянке. Времени на тщательную подготовку операции было мало. Выполнение задания поручили командиру первой эскадрильи старшему лейтенанту Николаю Кукушкину и командиру третьей эскадрильи старшему лейтенанту Павлу Усачеву.

Машины были загружены до предела. Группа наших “илов” легла на курс. Ее вел Николай Кукушкин. Вот и проклятый аэродром Алакуртти. Раздался голос Кукушкина: “Подходим к цели! Приготовьтесь!” Появились хлопья разрывов зенитных снарядов. Справа, слева. Впереди — еще гуще. “За мной, в атаку!” — крикнул Кукушкин, свалился на крыло и круто пошел вниз. За ним сорвались вниз и другие летчики. Зенитки неистовствуют. Но уже видна работа и наших “илов”: на аэродроме — море огня, рвутся немецкие самолеты, черный дым валит над взорванным бензохранилищем.

Жарко стало и в небе: откуда-то появились мессеры. Один из них зашел в атаку на самолет Кукушкина, но воздушный стрелок Николай Кобяков меткой очередью поджег фрица, и тот, оставив в небе черный след, упал в лес. И вдруг… При повторном заходе на цель рядом с машиной Кукушкина разорвался зенитный снаряд — самолет тряхнуло, кабину окутало дымом. Самолет стал падать на лес. Стрелок по переговорному устройству начал звать летчика, но тот не отвечал. Самолет упал. Кобяков с трудом вылез из машины через разлом в фюзеляже и бросился к кабине летчика.

Николай Кукушкин был мертв: голова и грудь пробиты осколками снаряда. Стрелок, напрягая последние силы, вытащил командира из кабины и долго стоял над ним. Потом отошел немного от разбитого самолета, выкопал могилу, распустил парашют, завернул тело в белый шелк, уложил в яму, покрыл мхом, завалил снегом и прошептал: “Прощай, друг…”
.

Десять дней добирался Коля Кобяков до своих. Со слезами на глазах рассказывал он о том, как смертельно раненный Николай Кукушкин “тянул” самолет. В том бою погибло пять летчиков… И каких! Кукушкин, Кривошеев, Левицкий, Коротков, Павличев…

Николай Кукушкин — первый комэск-1. Всегда подтянутый, скромный, немногословный. Верный товарищ. Он никогда никого не оставлял в беде, летал бесстрашно, и казалось, что его ни зенитка вражеская не поразит, ни мессер не скосит…

Мы тяжело переживали гибель наших товарищей. Командиром первой эскадрильи назначили меня, и воевать с фашистами нам довелось еще долгих два с лишним года. День Победы мы встретили в Берлине. На торжественном митинге полка вспомнили поименно всех наших погибших товарищей. Светлая им память! Светлая память и командиру первой эскадрильи — Николаю Кукушкину.

Галина Иванова

Газета Хакасия

Николай Павлович Кукушкин родился 12 октября 1918 года в деревне Цветынь, ныне Орловского района Орловской области. Был призван Орловским райвоенкоматом. Погиб 10 марта 1943 года.



Метки: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *