АЭРОДРОМ

КОЛЕЖМА

1941-

1944

    Photo of the day

    0

Боевые потери 80 авиаполка

// Опубликовано: 3.05.2015 // Просмотров: 1175

Материалы с сайта Михаила Грабовского «Человек и Земля. В поисках истины»

aekipazh2В начале марта 1984 года лётчики мончегорского авиаотряда сфотографировали останки самолёта лежащего на склоне сопки. Останки указывали на тип самолёта -пикирующий бомбардировщик «Пе-2″. Поскольку архив военных лет казанские авиастроители не сохранили, то установить имена членов экипажа установить не представлялось возможным. Казанским авиастроителям нужно было железо на пьедестал -памятник своему трудовому подвигу в годы войны. Из-за этого железа и была снаряжена экспедиция завода в глухие места заполярного края. Как это не парадоксально звучит, но именно секретарю комитета комсомола этого авиационного завода, руководителю экспедиции Вагизу Валееву посчастливилось на месте крушения самолёта, в куче мелких обломков, отыскать орден Красной Звезды одного из членов экипажа этой боевой машины.
aekipazh3
Вот что писали газеты в начале 1985 года об этой экспедиции. «14 июня 1984 года на двух вездеходах экспедиция вышла из посёлка Алакуртти. Вездеходы вскоре пришлось оставить — просека кончилась. И сразу началась такая гиблая топь, что, несмотря на зарубки, предусмотрительно оставленные в прошлый раз, страшно было потерять друг друга из виду. Только утром следующего дня , вконец измотанные, члены экспедиции вышли к цели. Вот он, северный склон сопки, заросший густым мхом. Только вышли из чащи на открытое место и сразу увидели: это произошло здесь. Горящий самолёт, видимо, упал с небольшой высоты, части его были разбросаны в радиусе 50 метров. От удара отвалился хвост, обломались крылья, сильным взрывом разметало фюзеляж. Там, где должна была быть кабина, среди груды покореженного металла белели останки: выброситься с парашютом из горящей машины никто не успел. Огонь пощадил лишь несколько вещей – кожаная перчатка, клочки от унтов и кожаного реглана, несколько сантиметров парашютного ремня, обломки лыж, фрагмент кислородной маски… Чудом уцелела полевая офицерская сумка, из которой прибывшая на место падения самолёта немецкая группа изъяла карту и документы, а саму сумку бросила в сторону. Среди груды мелких осколков руководителем экспедиции Вагизом Валеевым был найден оплавленный орден Красной Звезды с номером №29337. Как удалось выяснить много позже в центральном архиве Министерства обороны СССР, орден принадлежал Борису Сафроновичу Брыжатюку – стрелку – радисту экипажа. В 6 утра экспедиция тронулась в обратный путь. В рюкзаках лежал бесценный груз: металлические приборы, таблички, тяжёлый пулемёт УБТ 12,7мм, стрелянные гильзы.»

Итак, по номеру № 29337 на ордене Красная Звезда был установлен экипаж самолёта.
aekipazh
1. Пилот самолёта-командир эскадрильи 80 ББАП (ближнебомбардировочного авиаполка) 261 смешанной авиадивизии, капитан Попов Павел Фёдорович (1914 г.р.). Награжден двумя орденами боевого Красного Знамени. Первый орден получен за участие в финской войне 1939-40гг. До войны Попов П.Ф. жил в Нижнем Тагиле. Когда в ноябре 1942 года ездил на Казанский завод получать свою «Пешку», заскочил домой и успел повидать свою десятимесячную дочь Нэлли. Дочь же, знает отца только по старым фотографиям.

2. Штурман самолёта — штурман эскадрильи 80 ББАП 261 САД, кавалер двух орденов боевого красного знамени, капитан Попов Константин Николаевич (1913г.р.). Первый орден получен за участие в финской войне 1939-40гг.

3. Стрелок-радист самолёта- начальник связи эскадрильи 80 ББАП 261 САД, кавалер двух орденов красной звезды, лейтенант Брижатюк Борис Софронович (1918г.р). В официальных документах значится как Брыжатюк Б.С.

Это был один из опытнейших экипажей авиадивизии, погибший во время выполнении боевого задания по бомбёжке немецкого аэродрома Алакуртти.

В то утро, 10 марта 1943 года, с аэродрома Африканда вылетело две эскадрильи 80 ББАП, одна на бомбёжку аэродрома Луостари, другая на бомбёжку аэродрома Алакуртти.

Эскадрилья бомбардировщиков «Пе-2″ по штату должна насчитывать 9 самолётов-три звена по 3 самолёта. Но по сводкам о потерях 80 ББАП от 10 марта 1943 года, с боевого задания не вернулось три самолёта. Вернутся удалось только экипажу Булданова (имя и отчество лётчика однополчанам почему-то неизвестно!?). Следовательно, на бомбёжку аэродрома Алакуртти вылетело только 4 бомбардировщика (эскадрилья в составе одного звена и самолёта командира эскадрильи). Обречённость эскадрильи Попова П.Ф. была очевидна ещё до вылета. Без прикрытия истребителей, по несколько немецких зениток на один советский бомбардировщик — рискованный вылет.

«В тот день, 10 марта 1943 года, в 9 часов 50 минут группа самолётов 80-го ближнебомбардировочного полка произвела налёт на аэродром Алакуртти. В результате налёта были сожжены семь самолётов противника и взорван склад боеприпасов. Наши потери три самолёта.» (из газеты «Комсомольская Правда» за 1985 год).

На бомбёжку аэродрома Луостари так же вылетела не полная эскадрилья пикирующих бомбардировщиков — 5 самолётов вместо 9. Из чего можно сделать вывод, что 80 ББАП в начале 1943 г нёс большие потери.

Курганский Иван Романович, бывший лётчик 80 КББАП, со слов Булданова рассказывает: «При подходе к Алакуртти эскадрилья под командованием капитана Павла Фёдоровича Попова была встречена сильным зенитным огнём. Маневрируя, командир вывел группу из-под прицельного огня с земли. Зайдя ещё раз на цель «Пе-2″ точно сбросили бомбы на аэродром Алакуртти. К небу поднялся столб дыма и огня: взорвался склад боеприпасов, на стоянках вспыхнули семь юнкерсов.Только легли на обратный курс, как эскадрилью атаковали фашистские истребители. Завязался воздушный бой. Бой происходил почти над самым аэродромом, и в воздух поднимались всё новые и новые машины.»

От прямого попадания зенитного снаряда загорелась и врезалась в сопку машина мл. лейтенанта Василия Скворцова. Самолёт командира звена, старшего лейтенанта Владимира Москальца, был подбит при выходе с бомбометания. Командиру удалось выпрыгнуть с парашютом из горящей машины.

Справка.

Это был 67-й, оказавшийся последним, боевой вылет Владимира Москальца. Очнулся в финском лагере-госпитале для военнопленных в городе Кеми. Затем была тюрьма в Таллине, лагерь Ангербург в Восточной Пруссии и лагерь для пленных советских летчиков Морицфельд. Подготовив побег, Владимир с товарищами на немецких самолётах Ar-145A перелетели к партизанам. После были госпроверки в Подольске. 29 декабря 1944 года он был арестован. 17 марта 1945 года военный трибунал Московского военного округа за измену Родине осудил его к лишению свободы в исправительно-трудовом лагере сроком на 10 лет с поражением в правах на 5 лет. «Предателя» Москальца лишили боевых наград и на 15 лет вычеркнули из нормальной жизни. Семь с половиной лет он работал на рудниках Норильского лагеря. На свободе его не ждали и долго относились с недоверием, отказывая даже в работе. И лишь 23 марта 1959 года Военная коллегия Верховного суда СССР приняла решение об его полной реабилитации.

Над аэродромом поднимался столб дыма и огня: взорвался склад боеприпасов, на стоянках вспыхнули юнкерсы.

Изрешеченный пулями и снарядами зениток самолёт командира эскадрильи Попова П.Ф.стал уходить к линии фронта, но сразу же был атакован фашистскими истребителями и горящий упал в районе озёр Толванд — Ориярви (на северном склоне одной из сопок).

К сожалению, в сводках о потерях 261 САД (Смешанная Авиационная Дивизия) отсутствуют сведения о стрелке –радисте экипажа самолёта Булданова. Ещё один герой той войны стал неизвестным солдатом.

Экипаж самолёта командира звена:
Пилот – командир звена, ст. лейтенант Москалец Владимир Сергеевич (1915г.р.);
Стрелок – радист – старшина Купенко Семён Семёнович (1918г.р.);
Бомбардир – красноармеец Бабинкин Алексей Григорьевич (1922г.р.).

Экипаж второй «Пешки» из звена Москальца В.С., подбитой зенитной артиллерией немцев и рухнувшей в районе аэродрома Алакуртти:
Пилот – мл. лейтенант Скворцов Василий Иванович (1918г.р.);
Стрелок-бомбардир – ст.лейтенант Батов Анатолий Сергеевич (1911г.р.);
Стрелок-радист – сержант Климов Калистрат Иванович (1921 г.р.).

«Они не вернулись с боевого вылета ни через час, ни через два. Прошли все мыслимые сроки, а проглядевшая все глаза аэродромная службы всё ещё прислушивалась к небу: может возвращаются? В 18-00 стало известно: эскадрилья не села ни на один из ближайших базовых аэродромов. Оставалась ещё крохотная надежда, возможно, хоть кто-то уцелел в бою и под прикрытием облаков ушёл от преследования в сторону Архангельска? Но утром следующего дня рухнула и она. Лишь несколько дней спустя в авиаполку сумели узнать подробности боя – до расположения наших частей удалось добраться единственному уцелевшему лётчику – Булданову. Он дотянул свой самолёт до нейтральной полосы. Стрелок –радист был убит в бою, штурман тяжело ранен. Крепко привязав его к лыжам, командир дотащил товарища до своих.»



Метки: ,

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *